Возможен, хотя и более гипотетичен, вариант: 100 кораблей принадлежали тем варягам и выходцам из словен, полян и кривичей, которые входили в состав дружины «руси», а 200 лодий — словенскому (новгородскому, «внешнеросскому» в целом) «лейдунгу». Тогда все становится на свои места, и, не меняя ни слова ни в одной из статей, возможно если не примирить, то объяснить содержащиеся в них очевидные противоречия и привести в соответствие с реальностью размер единовременной дани-контрибуции (или откупа) с Византии: от 48 000 до 144 000 гривен, поступавших почти полностью в распоряжение «государственной» дружины-«руси», городов «внутренней» и «внешней Росии» и (или) их князей из правящего рода, отчасти словен и тех кривичей, которые, очевидно, имели с «русью» «особые» (договорные) отношения. Отдельной «статьей» в некоторых походах (944 г., например) проходят варяги, в состав руси не входившие

Добавим к единовременным даням- контрибуциям, «подаркам» и добыче более или менее регулярную дань-откуп (включая сюда, вероятно, «слюдное» и «месячину» русским послам и купцам, их дорожное довольствие и снаряжение за счет византийской казны). В договоре 907 г. (922 г., по НПЛ), кроме разовой дани из расчета количества кораблей и «подарков» лично Олегу, предусматривались постоянные выплаты. «И возложи дань, юже дают и доселе князем руским». В ПВЛ конкретизируется форма уплаты дани: «И потом даяти уклады на Рускыя грады: первое на Киев да на Чернигов и Переславль, и на Полтеск, на Ростов, и на Любеч и на прочие города по тем бо городам сидяху велицие князи под Олгом суще».